Шестун Зоя Михайловна: «Моя задача - дождаться возвращения сына»

Источник: OKA FM

Мы побеседовали  с матерью главы Серпуховского района Александра Шестуна о том, как она переживает его заточение

Говорят, за каждым состоявшимся мужчиной всегда стоит сильная женщина. Александру Шестуну в этом плане повезло втройне. Мало того, что его жена Юлия и дочь Мария готовы биться за него всеми возможными способами, так его еще с колыбели сопровождала женщина удивительных волевых качеств. Зою Михайловну Шестун в Серпухове знают многие, и все, соприкасавшиеся с ней, отмечают ее легкий и задорный нрав, искрометное чувство юмора, эрудицию и широту взглядов. Однако события последних недель не могли не сказаться на этой немолодой женщине — все-таки в этом году ей исполнится 83 года.

Собираясь на встречу с Зоей Михайловной, мы были готовы к слезам, апатии, неверию - всему, что обычно испытывают матери, когда их дети попадают в трудную ситуацию, а помочь им они не в состоянии. И опасения подтвердились — вместо всегда подтянутого, бойкого и жизнерадостного человека она всего за несколько недель превратилась в разбитую, полную печали женщину. Хотя Зоя Михайловна и старалась не подавать вида, скрывать эмоции и показывать, что настроена на борьбу и на победу, один раз, вспоминая недавнее письмо сына из СИЗО, она все-таки расплакалась, надолго замолчала, но потом, собравшись, завершила интервью с высоко поднятой головой. 

- Моя задача сейчас - выжить и дождаться его возвращения. А еще не подвести, не огорчить его. Надо держаться! - заявила Зоя Михайловна в начале разговора.

«Открываю новости и вижу — сына арестовали»

- Расскажите, как вы узнали об аресте сына? 

- Это было утром 13-го числа. Я по утрам делаю специальную зарядку для суставов на компьютере, а перед этим всегда просматриваю новости. Накануне цариала гнетущая обстановка, будто скоро произойдет какое-то несчастье. Но была и надежда, что сия участь минует Александра. Я все думала - ну чего он плохого совершил, чтобы его арестовывать... У матери, наверное, всегда остается такая вера в лучшее. И вот я открываю на компьютере новости и первая фраза, которую вижу - «Арестован Александр Шестун». Все у меня перед глазами исчезло, представила самое страшное - погромы, обыски, людей в масках, один вид которых уже убивает... А ведь в доме несовершеннолетние дети! Потом выяснилось, что это и в самом деле было с такой жестокостью сделано - 40 человек на одного безоружного, залезли в окна, напугали детей. И, как и у всех сотрудников администрации района, обыск начался в шесть утра. Да что ж вам не спится? Почему жестокость стала нормой? Почему надо врываться в масках, зачем автоматы?... Оружие направили на ребенка. Маша - я считаю, что она еще ребенок, только начинает взрослую жизнь, а на нее направили пистолет. А как плакал Гриша. Ему 10 лет. Это был вой. Почему это никого не волнует?

Я - человек, родившийся до войны и прошедший ее в младенческом возрасте. Несмотря на то, что мне было четыре года, я все запомнила. И так ребенок, Матвей, которому четыре, тоже все запомнит. Я, может, тогда не осознавала всех деталей и ужаса происходящего, но, оглядываясь назад, вспоминаю ощущение, которое испытывала, когда забирали моего отца. Я понимала - сейчас ему дадут повестку и заберут на фронт. Он был белобилетчик, ему 42 года, у него больное сердце, его все равно забирали. Я валаюсь в истерике на полу, стучу ногами, руками - зачем повестку брал. У меня было впечатление, что если повестку ему вручат, он обязан идти на войну, а если он эту бумажку не возьмет, дома останется. Отец все время писал мне с фронта, «мою плачущую Зоюшку поцелуйте», очень переживал... А тут такой кошмар в мирное время. Ведь сама процедура задержания должна выглядеть как страшная сказка с чудовищами, которые появляются невесть откуда с дубинками... Я все время думаю - зачем было выбивать двери, постучись, тебе откроют. Никогда я с этим не смирюсь - что надо таким способом «усмирять» людей. Честь офицера - это, прежде всего, желание защитить слабых, защитить женщин.  В Царской России офицеры имели понятия чести как никто сейчас.

- Вы никогда не думали, что воспитали сына слишком твердым и непреклонным, что лучше б ему было где-то прогнуться?

- Александр только появился на свет, а уже был лидером. Я думаю, люди рождаются с характером. В два года он уже не ходил со мной за ручку, я была как курица, которой подкинули утиные яйца. Утята плавают, а я бегаю на берегу, кудахчу, но сделать ничего не могу. Я оберегала их как могла, но не дай бог взять их за руку.

Стремление к справедливости проявилось у Саши уже в детском саду. Как-то они гуляли всей группой и Саша напоролся на гвоздь, который торчал из веранды. Конечно, воспитательница, которая несет ответственность за ребенка, была очень раздосадована и наказала его. А он считал, что его вины нет в том, что веранда несовершенна. Он стал так орать, что этот крик был слышен всей улице. От боли не плакал, а от обиды и несправедливости - да.

«Он всегда жалел слабых»

- Вы строгая мать?

- Я могу сказать, что никогда своих детей не била. Мне достаточно было того, что их мог нашлепать отец. Я - мать, и всегда считала, что детей надо уговаривать, надо внушать, надо привить им определенное отношение к людям. Если я за что-то ругаю, то для того, чтобы они стали лучше. Вот однажды Саша все-таки вывел меня из терпения и я просто-напросто шлепнула его по определенному месту. И я заболела. Не могу я со своей стороны терпеть насилие к ребенку. Я легла на кровать в шоке от своего поступка. А Саша забрался под кровать и оттуда кричит: «Мама, прости меня!».

Еще один случай. Они забрались на строящийся дом. Мальчишки есть мальчишки. Сидят, свесив ноги, на самой крыше. Когда мне сказали, я думала, что умру. Потом пришла, молча жестами показываю - спускайтесь, кричать не могу, голос перекрыло. Показала, повернулась и пошла домой. Сил смотреть, что дальше, не было. А они быстренько спустились, догнали меня. Никогда в жизни не ругалась матом, а тут такое пульнула... А спустя много лет, десятка три, они мне напомнили, что я тогда сказала. Потому что один раз это было.

- Говорят, ваш младший сын и в школе частенько спорил с учителями...

-  Он всю жизнь борется за справедливость. Понятно, что учитель имеет право повысить голос, наказать, но учительница начала, видимо, кричать слишком громко, истошно. Не знаю, он ли ее довел... И Саша ей так спокойно говорит: «Вы не имеете права так кричать». Вызывают меня в школу, иду с поникшей головой. Сказала ему: «Нельзя учителям делать замечания», а сама думаю: «Господи Боже, в кого же ты такой!». Тогда была другая эпоха, другое отношение к этому вопросу, а сейчас могут не то что на учителя, но и на свою мать нажаловаться. Не принимаю я этого.

Со мной Саша очень ласковый был, маленький без конца меня целовал. И очень заботливый. С ранних лет понял, что мы с папой - не обеспеченные люди, инженеры. У нас в одном и том же костюме - в школу, потом гулять, потом стирать, дай бог, чтобы до утра высох. И он всегда думал о том, как обеспечить семью. В 14 лет пошел работать, сам придумал, как устроиться. Я и предположить не могла, что он сможет в таком возрасте попасть на НПО АЗТ, ездил в колхоз с мужиками. Или, например, приезжали кавказцы, и он подряжался им помогать, за это они давали ему арбуз. Сколько он этих арбузов натаскал! 

А еще всегда жалел слабых. Например, друг его попал в историю, остался без ног - он ему помогает всю жизнь и не считает это чем-то особенным. Добро - это то, что делается без оглядки. Даже в студенческие годы он всегда умудрялся помогать. Вот сидят наши родственники за столом, он сбегает в магазин, на какие-то гроши что-то купит и принесет. Ему хотелось увидеть на лицах улыбки. Находясь в Костромском технологическом институте, он свою доброту проявлял к друзьям. У него комната была как штаб. Занавески висели, ковры, телевизор - у одного из всех. Откуда это все? Ни одних каникул он не провел отдыхая, работы выбирал самые тяжелые, которые больше оплачиваются. С группой сподвижников клали рельсы с восьми утра до двенадцати ночи. Это тяжелейший труд. Он старался заработать и везде быть на передовой. Когда в армию уходил, весь институт гудел, как улей. Не было человека, который бы его не знал. Ребята его с детства любили. Как-то он заболел, я пришла в больницу и не могла пробиться, потому что он был окружен друзьями. Каждый принес ему что-то: кто яблоки, а кто сырые яйца - маленькие же еще, не понимают...

«Сейчас как никогда горжусь тем, что он мой сын»

- Александр уже 14 лет руководит большим районом. По-вашему, должность сильно изменила его?

- Для него район - это семья, он настолько вжился в людей. Казалось бы - сельская местность, село от села за десятки километров, но он везде бывает, все контролирует. Все детские сады отремонтированы, школа возводится, он все время ходил, наблюдал за процессом. Строительство дорог - вес он проверяет сам. Главное отличие Александра от многих руководителей в том, что он ничего не пускает на самотек. Если наверху человек не владеет информацией в полной мере, он руководитель на словах. А Саша - на деле.  Ведь он промышленность поднял с нуля, нашел инвесторов. Во всех своих заграничных поездках искал людей, которые могли бы быть полезны району, посещал производства, проводил переговоры. Конечно, он работал не один, с коллективом. Но чтобы коллектив преуспевал, нужен стратег, организатор. Спасибо всем, кто работает с моим сыном с полной отдачей. Знаю, он бывал и вспыльчив, от отца ему достался резкий характер, но он все время борется с этой природой и становится все сдержаннее. Шлифуется камень, шлифуется характер. Саша блестящий оратор, сейчас он настолько осведомлен, что может часами рассказывать о делах района. Я ходила на все его доклады. Я вообще всегда шла рядом с ним и поддерживала во всех устремлениях. 

- Вы беседовали с сыном по поводу его обращения к Президенту?

- Я говорила - ну почему ты не можешь согласиться с предложениями тех, кто хочет убрать тебя с поста главы. Ну уйди, спаси семью. А он сказал мне такую фразу... Я ее раньше много раз слышала, но в этот момент до меня дошел ее смысл в полной мере. Он сказал: «Мам, мне с этим жить». И я поняла, что он не пойдет на сделку, потому что таков его характер. 

- Он писал вам после ареста?

- Да, он пишет, и я отвечаю ему от руки, внуки фотографируют письмо и отсылают, я не владею электронной почтой. Первое письмо от меня спрятали, я очень плакала над ним. Он написал: «Мама, прости меня за то, что я не просчитал все риски, нанес тебе такой удар». А я говорю, ты ведь не мог поступиться своими убеждениями. Ты не мог поступить иначе. А меня ты ничем не обидел. Ничем никогда. Я горжусь им, считаю, что он - Человек с большой буквы. За то, чтобы восторжествовала справедливость в отношении всех людей, чтобы Россия очнулась ото сна, должны быть такие люди. Я сейчас как никогда, горжусь тем, что он мой сын. Он своим поступком дал понять, что нельзя пользоваться такими методами, какими пользуются наши правоохранительные органы. Ведь в обращении к президенту прозвучали открытые угрозы в его адрес... И он это обращение записал, чтобы впредь никогда такие методы не применяли ни к кому. Мы везде твердим, что наша страна демократическая, а он своим поступком защитил всех невинно обиженных. Это из ряда вон выходящий случай, когда один человек осмелился выступить против целой системы. И если назвать его героем - это не будет громко сказано. Он шел наперекор всему, он же знал, что его ожидает. 

- Сейчас Александр Вячеславович снова пытается баллотироваться на пост главы района. Вы поддерживаете его в этом желании?

- Он делает это потому, что не хочет допустить слияния города и района. Жизнь на селе совсем другая, и сельским жителям нужно много внимания. Нужды их обычно небольшие, но власть должна разбираться в них. Иногда человеку нужно всего лишь быть выслушанным. Надежда греет людей, а если везде - отписка, закрытые двери, руки опускаются. Местная власть - как отец для деревенской семьи. Саша сроднился с жителями настолько, что каждый свой поступок сверял с их отношением. В данном случае он жертвует многим. Я не хочу говорить конкретно, потому что слова материальны, а я не хочу накликать беду. Но я уверена, что он победит, потому что народ начал сейчас просыпаться. Я замечаю это по социальным сетям. Люди думают о том, что справедливо, что нет, что главное, что второстепенное. Люди никому не верят на слово. Защитить людей - это высокий нравственный подвиг.

Важно. Рейтинг 0

0 комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Последние новости


Топ-новости:
ВАЖНО


Топ-блоги:
ВАЖНО


Интернет приемная

Платная консультация Владимира Осечкина