Как избавить бизнес от преследования: юристы обсудили доклад о деловом климате

Источник: Право.ru

Омбудсмен Борис Титов в конце мая представит Владимиру Путину доклад о состоянии делового климата в стране. Смысл отчета сводится к тому, что минувший год стал крайне тяжелым для российского бизнеса из-за давления правоохранителей. Для разрешения ситуации предложен ряд поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, призванных избавить бизнесменов от незаконного преследования. Опрошенные "Право.ru" эксперты обсудили важность поднятых уполномоченным вопросов.

Разорение вместо приговора

С момента медведевской гуманизации Уголовного кодекса 2015 год охарактеризован как самый тяжелый для бизнеса, пишет РБК, в распоряжении которого оказалась копия проекта доклада Титова. Так, число заведенных уголовных дел в отношении предпринимателей, снижавшееся с 2008 года, выросло сразу на 20% и превысило 234 620.

Все чаще правоохранителями фиксируются мошенничество (ст. 159 УК) и преступления налоговой направленности (ст. 198–199.2 УК), что связано с законодательными изменениями: если раньше поводом для возбуждения дела являлись исключительно материалы налоговиков, то теперь к ним добавились заявление о преступлении, сообщение о совершенном или готовящемся преступлении и ряд других поводов. Кроме того, суды интенсивно отправляют бизнесменов в СИЗО и под домашний арест: в феврале 2016 года под стражей находились 6539 человек, следует из доклада Титова.

Проблеме уделил внимание в своем ежегодном послании Федеральному собранию Путин. Ссылаясь на статистику деловых организаций, Путин сказал, что за 2014 год следственными органами возбуждено почти 200 000 дел по экономическим составам, но до суда из них дошло только 46 000, еще 15 000 дел "развалилось в суде". "Получается, если посчитать, что приговором закончилось лишь 15% дел, – говорил президент. – При этом абсолютное большинство – 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, – полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили".

Прирост числа возбужденных дел управляющий партнер CLC Наталья Шатихина связывает во многом с курсом на повышение финансовой прозрачности рынков, борьбой с компаниями-однодневками, работой по выявлению налоговых нарушений: "Кроме этого, существенная часть обвинений в хищениях предъявляется к представителям бизнеса вместе с коррупционными делами против должностных лиц. Огромная часть хищений связана с такими финансовыми институтами, как банки и иные кредитные организации. При всем желании защитить бизнес надо понимать, что мы можем либо лишать возможности привлекать к ответственности недобросовестных предпринимателей, не соблюдающих финансовую дисциплину, либо выплачивать пенсии и социальные пособия".

Наглядное дело

Президентские поручения по изменению уголовного законодательства фактически не исполняются, сетует Титов и предлагает собственный пакет поправок в УК и УПК. Одна из идей заключается в том, чтобы передать расследование всех преступлений по экономическим статьям в один правоохранительный орган. "Пока вопрос с тем, кому можно передать "экономические дела", не решен, – рассказывает источник в аппарате бизнес-омбудсмена. – Но ясно, что если передать их Следственному комитету, то придется переформатировать эту службу и увеличивать ее штат". Считает вероятным, что рассмотрение таких дел будет передано суду присяжных управляющий партнер адвокатского бюро "Леонтьев и партнеры" Вячеслав Леонтьев.

Органы дознания и следствия уполномоченный Титов хочет обязать согласовывать ходатайства по мере пресечения с прокурором и только с санкции надзорщиков разрешать возбуждение уголовных дел в отношении бизнесменов. Предложение кажется разумным партнеру адвокатского бюро "Забейда, Касаткина, Саушкин и партнеры" Андрею Гривцову, поскольку оно позволяет восстановить важную надзорную функцию прокурора на стадии досудебного производства. "Но мы прекрасно понимаем, что у этой инициативы будет очень мощный противник в лице СКР, который не пожелает делиться имеющимися полномочиями, – добавляет юрист. – Могут возникнуть вопросы и у Конституционного суда РФ с точки зрения того, что определенная категория граждан получает дополнительную правовую гарантию, а остальные граждане подобной гарантии не имеют".

"Яркий пример –арест Дмитрия Каменщика, когда юридически обоснованная позиция прокуратуры не была услышана, –говорит старший юрист АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Андрей Бастраков. – Практика показала, что эксперимент с исключительно судейскими полномочиями по избранию меры пресечения в виде заключения под стражу при условии недопустимости исследования доказательств виновности лица оказался неудачным, потому что суды на деле не проверяют даже обоснованность подозрения, хотя Верховный суд РФ указал на эту обязанность судьи".

"А ранее, когда прокурор давал санкцию на арест, либо позже, когда согласовывал ходатайство следователя об этом, он изучал и доказательства, подтверждающие вину лица, и с учетом этого формировал свою позицию, – добавляет Бастраков. – Несмотря на поправки в законодательство, касающиеся особых условий для заключения под стражу лиц по предпринимательским статьям, арестовать бизнесмена сегодня так же легко, как и ранее, потому что ВС разрешил судам ссылаться лишь на одну тяжесть предъявленного обвинения как достаточное основание для избрания меры пресечения".

Что предлагает Титов

По ряду экономических преступлений небольшой и средней тяжести (например, по ст. 180, 194, 199 УК) предлагается в первый раз не наказывать и освобождать от уголовной ответственности тех, кто совершил преступление впервые и полностью возместил ущерб. Планки крупного и особо крупного ущерба по ряду экономических составов из 220-й главы УК, а также по ст. 146 (нарушение авторских и смежных прав), 158 (кража), 159.1 (мошенничество в сфере кредитования) уполномоченный предлагает поднять втрое.

Повышение минимальных размеров – декорация, которая имела место в 2011 году, когда количество экономических преступлений статистически рухнуло, но никакому бизнесу это не помогло, уверена Наталья Шатихина: "Мало того, целые сегменты незаконного бизнеса выпали из сферы внимания правоохранительных органов в связи с невозможностью возбудить уголовное дело: незаконное производство алкоголя, лекарственных препаратов и БАДов, транспортные услуги и многие другие. В конечном итоге, пострадали обычные люди". У инициативы есть все шансы, чтобы быть поддержанной, возражает Вячеслав Леонтьев

Увеличение предельных размеров ущерба давно назрело и стало еще актуальнее в связи с девальвацией рубля, соглашается Андрей Бастраков: "С другой стороны, это лишило бы возможности органы следствия оказывать давление на бизнес, возбуждая уголовные дела в случае, если сумма ущерба чуть менее 15 000 долларов США в пересчете, но квалифицируемые как тяжкие преступления, причинившие особо крупный ущерб, позволяющие в большинстве случаев обеспечить избрание меры пресечения в виде заключения под стражу".

Среди других предложений Титова – двукратное сокращение штрафов и проверок для малого и среднего бизнеса, трехкратное сокращение количества правонарушений в КоАП, ужесточение персональной ответственности проверяющих за незаконное вмешательство в работу компаний вплоть до уголовной, отмечают тем временем "Ведомости". Идея, по мнению юриста компании "Хренов и Партнеры" Романа Беланова, является неоднозначной, поскольку всегда важен баланс, и чрезмерное сокращение штрафов может повлечь за собой увеличение количества нарушений без должной санкции за них. "Этот вопрос требует очень детальной проработки по каждому предлагаемому к уменьшению штрафу", – заключает он.

Помимо прочего омбудсмен хочет, чтобы результаты ревизорских визитов, которые не были отмечены в едином реестре проверок бизнеса, признавались недействительными.

Отвлечение сил и средств

Считает предложения Титова взвешенными и обоснованными Андрей Гривцов, отмечая, что в их реализация станет реальной преградой на пути незаконного уголовного преследования предпринимателей. Самой же "проходной" из поправок, по его мнению, является предложение об увеличении планок ущерба по экономическим составам: "Дело в том, что у этой поправки имеется самое простое и объективное обоснование: рубль серьезно обесценился, и те суммы, которые ранее являлись крупными, в настоящее время таковыми для многих граждан не являются. Уголовное же законодательство за обесцениванием рубля не поспевает, и эту ситуацию давно пора поправить". Идеи не просто имеют перспективы – они крайне необходимы сегодня, в условиях, когда изоляторы забиты предпринимателями, соглашается правозащитник Ева Меркачева: "В СИЗО сейчас уже есть не просто целые камеры, где сидят одни бизнесмены, но коридоры или даже корпуса. Глядя на этих заключенных, многие предприниматели принимают решение выводить из России финансы и сами переезжают за рубеж".

Титов ставит вопрос о минимизации возможности и случаев давать взятку – он хочет сделать это бессмысленным и ненужным, убежден Роман Беланов: "Не является большим секретом, что в России существует принцип "раскрутки любого клиента". Был бы человек, а статья найдется" – говорили в известном государстве. Поэтому очень часто встреча по маленькому поводу представителя бизнеса и контрольного (или правоохранительного) органа может напоминать встречу ягненка и волка. И последний часто ищет, за что бы ущипнуть, а ягненок, даже если они вообще не виновен, ищет способ откупиться от волка любыми способами. Поэтому не нужно провоцировать лишние встречи волка и ягненка".

Основной смысл идей, предложенных омбудсменом, – минимизация самой возможности возникновения ситуаций, в которых бизнес либо отдельно взятые предприниматели вынуждены отвлекаться от реальных дел в экономическом пространстве в пользу решения административных и уголовных проблем, добавляет Беланов: "И если отвлечение самих сил и времени еще можно как-то пережить, то отвлечение денежных средств уже становится проблемой. Проще говоря, денежные средства для решения упомянутых проблем отвлекаются из прибыли бизнеса, в то время как могли бы быть направлены на развитие бизнеса, а значит и экономики РФ".

Основная часть идей носит формальный характер и существенно не повлияет на ситуацию с возбуждением "заказных" уголовных дел по экономическим статьям, считает заместитель председателя коллегии адвокатов "ДЕ-ЮРЕ" Антон Пуляев: "Без кардинального изменения кадровой политики в правоохранительных, надзорных, судебных органах и усиления персональной ответственности ситуацию к лучшему не изменить". Директор "Яковлев и Партнеры" Анастасия Рагулина называет два возможных варианта восстановления доверия бизнес-сообщества к государству: первый – общая гуманизация уголовной политики и модернизация уголовного законодательства, второй – коренное преобразование подходов в правоприменительной практике. "Разрыв между числом открытых дел и числом приговоров объясняется, в первую очередь, несогласованностью гражданского и уголовного законодательства. Кроме того, отдельные преступления слишком похожи на административные правонарушения", – подводит итог юрист.

Важно. Рейтинг 0

0 комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Последние новости


Топ-новости:
ВАЖНО


Топ-блоги:
ВАЖНО


Интернет приемная