Индульгенция для воров. Что стоит за решением о засекречивании госзакупок для силовых ведомств и ОПК

Источник: The New Times

Из-за аннексии Крыма Россия оказалась в международной изоляции — это факт. Одним из способов наказания России за аннексию стали западные санкции, ослабления, а тем паче отмены которых в обозримой перспективе ждать не приходится — это тоже факт. Правящая элита России обижена на весь мир и смотрит сегодня на страну как на осажденную со всех сторон недругами крепость — и с этим тоже не поспоришь. Режим осажденной крепости приводит к невиданному единению всех, кто оказался внутри, — а вот это уже неправда. На самом деле комендант крепости использует такой режим, чтобы повесить городского зануду, который поймал начальство на воровстве зерна. А тем временем солдаты, руководствуясь законами военного времени, тут же превращаются в мародеров, будучи уверенными: война все спишет.

Ровно такие мысли приходят на ум, когда подробно знакомишься с целым ворохом инициатив правительства РФ по засекречиванию всей — подчеркнем: всей! — финансовой и экономической информации о деятельности силовых ведомств и оборонно-промышленного комплекса (ОПК). В первую очередь они касаются госзакупок для силовиков и оборонки. Инициатива была обнародована 20 ноября. То есть ровно за трое суток до того, как Владимир Путин на совещании с руководителями ОПК (23 ноября) призвал их — «просчитать риск, негативные последствия от возможного применения имеющихся и выявления новых внешних ограничений». Что в переводе на нормальный язык означает: наша крепость по-прежнему в осаде, пора выявлять уже имеющиеся бреши и готовиться к появлению новых. Но солдаты, получается, даже не стали ждать окрика коменданта, а принялись заделывать бреши сами. Доступными им средствами.

А уже 30 ноября премьер Медведев подписал постановление правительства, разрешающее проводить все конкурсы по госзакупкам Минобороны, ФСБ и СВР до 1 июля 2018 года в закрытом режиме. Кроме того, постановление разрешает госкомпаниям засекретить все данные поставщиков и подрядчиков, получающих контракты по линии силовых ведомств и ОПК — это делается в целях защиты схем обхода международных санкций, введенных против российских компаний.

Один сплошной секрет

Итак, наше правительство предлагает изменить российские законы — таким образом, чтобы закрыть «электронные процедуры закупок… для федеральных органов исполнительной власти, занимающихся вопросами формулирования, реализации государственной политики в области обороны и государственного управления мероприятиями по обеспечению безопасности страны». Стало быть, целая дюжина министерств и ведомств (Минобороны, Росгвардия, ФСБ, МВД, МЧС и другие) получают возможность секретным образом отбирать участников конкурсов по закупкам, проводить их на опять-таки секретных условиях и секретным же образом назначать их победителей.

Мало того, дабы окончательно поместить всю экономическую деятельность в сфере обороны в своего рода черный ящик, военное ведомство выступило с инициативой создания сугубо внутреннего, никак не связанного с внешним миром банка. «С учетом того, что у нас секретные контракты, что расходы на национальную оборону носят закрытый характер, рассматриваются варианты создания отдельного внутрироссийского банка, который более тщательно обеспечит закрытость наших платежей», — поведала замминистра обороны Татьяна Шевцова. По ее словам, правительство примет решение о создании новой финансовой структуры до конца года.

Бизнес, объявленный «стратегическим», будет освобожден от необходимости публиковать какую-либо отчетность, а без этого — невозможно получить хоть какое-то представление о его эффективности

Под тотальное засекречивание попадет не только деятельность силовых органов власти, но и компаний как государственных, так и частных, занятых в стратегической сфере. Правительственные чиновники разного уровня отныне будут освобождены от обязательства раскрывать информацию об их деятельности. Тем самым бизнес, объявленный «стратегическим», освобождается от необходимости публиковать какую-либо отчетность, а без этого — невозможно получить хоть какое-то представление о его эффективности. Из реестра договоров будет полностью исключена и любая информация о подрядчиках и субподрядчиках засекреченных бизнес-субьектов.

По лекалам наркокартелей

Ясно, что строительство общегосударственного «черного ящика» — это ответ на санкции США, которые делают «токсичным» все военное производство России. Напомним, в соответствующий список Государственного департамента США уже попали «Ростех», «Вертолеты России», «Созвездие», «Сухой», «Калашников», «Оборонпром», «Уралвагонзавод», «Рособоронэкспорт» и другие производители. Им грозят замораживание счетов, запрет на займы в США, отказ в американских визах... Такие же санкции могут быть наложены на любую компанию или банк любой страны, которые рискнут провести «существенную транзакцию» на счета оказавшихся в списке российских корпораций.

Для обеспечения международных контрактов (продажи военной техники, закупки комплектующих) российским бизнесменам от оборонки, похоже, придется тайно таскать мешки с наличкой по всему миру. Трудно, однако, представить, что даже самый дружественный российской оборонке банк, например китайский, рискнет перспективой полной заморозки отношений с США, дабы помочь России. Получается, самое время нанимать бухгалтеров наркокартелей, специализирующихся на секретных транзакциях.

И здесь уже не до иронии. Российские правительство, де факто принимая меры по введению общегосударственной секретности в России, как раз и открывает все возможности для такой тайной бухгалтерии, снабжает ее своего рода охранной грамотой.

Ни Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального, ни организация Transparency International отныне не смогут анализировать отчеты крупнейших госкомпаний

Неподотчетные триллионы

Впрочем, в распоряжении администрации США есть аналитические службы и мощнейшие разведорганы, которые уж как-нибудь добудут данные о транзакциях «оборонки». А вот у российского общества таких возможностей, увы, нет. Не Вашингтон, а мы с вами окончательно лишаемся возможности узнать как расходуются 5 трлн руб., выделенные на оборону и безопасность, что составляет каждый третий бюджетный рубль.

Отныне контролировать расходы в этой сфере можно лишь путем ведомственных проверок, цена которым хорошо известна. Мало того, ни Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального, ни организация Transparency International отныне не смогут анализировать отчеты крупнейших госкомпаний, которые тратят опять-таки государственные средства. Ведь если бы все эти законы о засекречивании финансовой отчетности «стратегического сектора», с которыми носится сейчас наша власть, были введены раньше, никто никогда не узнал бы, что «Роснефть», например, собиралась прикупить серебряные икорницы по 83 тыс. руб. за штуку и вилки по 11 тыс.

Коррупционеры в силовых ведомствах и ОПК воспользовались режимом осажденной крепости, чтобы получить индульгенцию на вечные времена.

Александр Гольц — военный обозреватель The New Times.

Важно. Рейтинг 0

0 комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Последние новости


Топ-новости:
ВАЖНО


Топ-блоги:
ВАЖНО


Интернет приемная

Платная консультация Владимира Осечкина