«Говорили, что действуют в интересах Медведева». Как мафия отмывала деньги на немецких верфях

Источник: The Insider

Пока в Испании продолжается расследование уголовного дела об отмывании денег российской мафией, открываются все новые и новые подробности, связывающие криминальных авторитетов с наиболее высокопоставленными российскими чиновниками. В этом расследовании The Insider остановился на одном из наиболее интересных сюжетов — истории банкротства немецких верфей на Балтийском море. Немцы планировали продать верфи государству, но в итоге они достались частным акционерам, среди которых были как лидеры крупнейших российских ОПГ, так и предприниматели, «представляющие интересы Дмитрия Медведева». Более того, по словам непосредственных участников сделок, одним из тех, кто должен был получать часть доходов от реализации проекта, был лично Владимир Путин.

Купили для государства, отдали Юсуфовым

Впервые российские инвесторы зашли на немецкие верфи в 2008 году. Россиянин Андрей Бурлаков через подконтрольные ему офшоры выкупил балтийские верфи норвежской группы Aker Yards, расположенные в городах Висмаре и Варнемюнде (пригород Ростока). 44-летний Бурлаков, выпускник Военного института Министерства обороны СССР и на тот момент топ-менеджер подконтрольной российскому правительству Финансовой лизинговой компании, в 90-е дружил и вёл совместные проекты с «авторитетным» бизнесменом Шабтаем Калмановичем (в документах итальянской полиции, которыми располагает The Insider, Калманович назван «полковником КГБ, который арестовывался в Италии в 1975 по делу о торговле оружием»).

В начале марта 2008-го представители норвежской компании Aker договорились с Бурлаковым, что зарегистрированная в Люксембурге FLC West, 50% которой принадлежали Финансовой лизинговой компании, купит верфи за 249 миллионов евро. «Прямое участие российского государства в предприятии было главной причиной, по которой верфи были проданы люксембургской фирме Бурлакова FLC West», — говорится во внутренней документации норвежской компании Aker, которую цитирует Spiegel.


Справка: Официально Финансовая лизинговая компания (ФЛК) должна была заниматься «государственной поддержкой лизинговых программ в области гражданской авиации». В совет директоров, помимо Наиля Малютина и Андрея Бурлакова, входили представители министерства финансов, транспорта, федеральных агентств по промышленности и по управлению федеральной собственности. От администрации президента входил референт Управления делами Президента генерал-майор полиции Владимир Высоцкий.  С 2012 года ФЛК является банкротом по решению Арбитражного суда Москвы, введено конкурсное управление. Арбитраж выяснил, что компания работала с убытком с 2008 года.


Однако вскоре оказалось, что участие российского государства в проекте не подразумевается. Уже через несколько дней после переговоров с норвежцами, 11 марта 2008 года, Бурлаков приобрел 49% FLC West и передал их в офшор Blackstead Holdings Limited, зарегистрированный на Кипре, что подтверждается данными официального регистра Люксембурга за 2008 год, с которым ознакомился The Insider.

Второй половиной FLC West владела кипрская компания Almiar Investments Limited, подконтрольная дружественным ФЛК структурам. Еще до того, как был подписан контракт между норвежцами и русскими, в реестре Люксембурга отразилось следующее изменение: 10 июля 2008 года Almiar отдала свои 50% FLC West зарегистрированной на Британских Виргинских островах Templestowe Trading Corp (контролировавшейся, как позже выяснят люксембургские аудиторы, Виталием и Игорем Юсуфовыми). В итоге у государства (то есть у Финансовой лизинговой компании) осталась в FLC ничтожная доля — около 1%.

Андрей Бурлаков (слева) и Игорь Юсуфов (справа)

Андрей Бурлаков (слева) и Игорь Юсуфов (справа)

28 июля 2008 года были окончательно завершены платежи по сделке, продолжавшиеся с марта. Из 249 миллионов евро, которые получили норвежцы, 50 миллионов предоставил ставший председателем совета директоров верфи Андрей Бурлаков; еще 200 миллионов, как он уверял, являются банковскими кредитами, но при этом отказывался назвать банки, ссылаясь на «коммерческую тайну».

Верфи были с помпой переименованы в Wadan Yards. Выступая перед рабочими, Бурлаков излучал оптимизм кремлевского мечтателя: он пообещал не только сохранить 2400 рабочих мест, но и приумножить их, обеспечив верфи заказами на 2,5 миллиардов евро из России. «Мы боимся, что работников окажется слишком мало и придется нанимать новых», — заявлял Бурлаков.

Однако уже через год верфи обанкротятся, а еще через два года будет убит сам Бурлаков.

Устранение Бурлакова

Местная пресса с самого начала иронизировала над заявлениями Бурлакова, поскольку верфи были убыточным, кризисным предприятием, немецкие власти надеялись на чудо. Одобряя эту сделку, они были, как и норвежцы, уверены, что за Бурлаковым c его офшорами стоят российские власти.

Когда через полгода после покупки потока заказов из России так и не появилось, правительство земли Мекленбург-Передняя Померания выделило Бурлакову займ в 60 миллионов евро, а ещё 180 миллионов поступили в виде кредитов от государственного банка KfW-Ipex и Дойче Банка. Бурлаков горячо благодарил местные немецкие власти, без которых он бы «ничего не достиг». А они продолжали думать, что за Бурлаковым стоит российское государство.

В декабре 2008 года земельный министр Юрген Зайдель отправился в Москву и вернулся с обнадеживающими сведениями: на его встрече с Бурлаковым присутствовал российский министр промышленности и торговли Виктор Христенко. Это на время успокоило немцев. Тем более, Бурлаков не скрывал, что в успехе его бизнеса заинтересован другой видный представитель российской политической элиты — Игорь Юсуфов.

Игорь Юсуфов, министр энергетики в 2001–2004 гг., член совета директоров «Газпрома», имевший кабинет на Старой площади как специальный представитель президента России по международному энергетическому сотрудничеству, присутствовал при заключении сделки с норвежцами в Осло, а затем торжественно открыл московский офис Wadan Yards.

Однако дела у верфей так и не пошли в гору. Зарплату рабочим не платили, рабочие висмарской верфи вышли на митинг. 5 июня 2009 года Wadan Yards объявила о банкротстве, и на предприятии было введено кризисное управление. Это вызвало тревогу руководства ФРГ на высшем уровне. 

Тет-а-тет Меркель спросила Медведева: «Правда ли, что Бурлаков связан с вами и с Путиным?»

16 июля 2009 года в Мюнхене, на российско-германских межгосударственных консультациях на высшем уровне, судьба верфей стала одной из тем, которую обсуждали канцлер Ангела Меркель и президент Дмитрий Медведев. Как удалось узнать Spiegel, тет-а-тет Меркель, в избирательном округе которой как раз и расположены верфи, спросила Медведева: «Правда ли, что Бурлаков связан с вами и с Путиным?» Медведев ответил, что никогда не встречался с Бурлаковым и что такие подозрения являются «гоголевским сюжетом», намекая то ли на «Ревизора», то ли на «Мертвые души». Как выяснилось, впрочем, немецкий канцлер была очень неплохо информирована (об этом — ниже).

В сентябре того же года в Сочи Меркель еще раз обсудила тему с Медведевым, после чего на ее сайте было размещено официальное коммюнике, посвященное дальнейшей судьбе верфей. Вот что в нем говорилось: «Член совета директоров российской энергетической компании «Газпром» Игорь Юсуфов вместе со своим сыном планируют купить верфи Wadan Yard в Мекленбург-Передней Померании. Это начало урегулирования ситуации, и немецкое правительство будет за ним следить». Меркель добавила, что у нее сложилось ощущение, что «новый» инвестор «серьезно заинтересован» в этом проекте.

Иными словами, Юсуфовы снова вошли в этот же бизнес, на этот раз — открыто. Сын Игоря Юсуфова Виталий, которому тогда было 29 лет, в сентябре 2009 года приобрел верфи от имени компании Gevor IV AG, зарегистрированной на юридический адрес — почтовый ящик в Цуге (Швейцария). Юсуфов заплатил за них конкурсным управляющим 40 миллионов евро, а процедура санации заняла всего месяц. Верфи в очередной раз были переименованы – теперь они стали называться Nordic Yards AG. Половина сотрудников была уволена, но 1200 рабочих мест Юсуфов обязался сохранить.

Виталий Юсуфов на фоне верфей в Ростоке

Виталий Юсуфов на фоне верфей в Ростоке

Почему Юсуфовы пользовались таким доверием немецких властей? Одной из причин может быть то, что в период своей работы главой московского офиса «Северного потока» Виталий Юсуфов тесно работал с Матиасом Варнигом – выходцем из штази, другом Владимира Путина, исполнительным директором «Северного потока» и членом совета директоров банка «Россия». Не исключено, что именно Варниг посодействовал успешной покупке верфей.

После того, как Виталий Юсуфов стал официальным владельцем верфей, на Бурлакова завели уголовное дело о растрате 1,8 млрд рублей, принадлежащих Финансовой лизинговой компании (позже цифру увеличили до 3 миллиардов), часть из которых якобы пошла на покупку верфей. Его посадили в московское СИЗО вместе с финансовым директором верфей Анной Эткиной (она была также директором фирмы Okean BV — завода «Океан» в Николаеве, входившего в группу Wadan Yards).

Уже в следующем году из СИЗО их выпустили: Бурлакова — под рекордный залог в 50 млн рублей, Эткину — по состоянию здоровья. Причем Эткина уверяет, что они отдали еще 5 миллионов долларов за посредничество в «урегулировании негативного отношения властей к Бурлакову» Денису Вороненкову (тому самому, которого застрелили в марте этого года в Киеве). Однако на этом их злоключения не кончились. В сентябре 2011 года Эткина и Бурлаков пришли в ресторан «Хуторок» на Ленинградском проспекте, чтобы дать интервью журналисту. Едва они начали разговаривать, в ресторан ворвался киллер и выпустил в них всю обойму пистолета. Бурлаков скончался вскоре после приезда скорой, Эткина получила ранение в лицо, но выжила (журналист не пострадал). Сразу после инцидента Эткина уехала из России, ее заочно судили и признали виновной в  мошенничестве и отмывании денег Финансовой лизинговой компании. Эткина заявила о намерении обратиться в ЕСПЧ и обжаловать приговор.

В ходе следствия по делу об убийстве Бурлакова и покушении на Эткину бывший топ-менеджер Wadan Yards Том Эйнертсен признал, что реальным владельцем верфей с самого начала был Игорь Юсуфов, который «председательствовал в качестве основного владельца».  Юсуфовы, отец и сын, были также допрошены по делу об убийстве Бурлакова, но следствие пришло к выводу, что оно якобы не было связано с немецкими верфями. Но в январе 2015 года в Вене был задержан один из самых разыскиваемых в России преступников — лидер банды вымогателей и убийц 43-летний Аслан Гагиев (Джако). На счету банды — как минимум 56 заказных убийств, и именно банда Джако, как выяснилось, расстреляла Бурлакова.

Аслан Гагиев, он же Джако, он же Сергей Морозов

Аслан Гагиев, он же Джако, он же Сергей Морозов

Сам Гагиев прессе сообщил, что ему принадлежало 25% немецких верфей. И он был не единственным криминальным авторитетом со своей долей в этом бизнесе.

Реальные владельцы. Медведев и криминальные авторитеты

Как показала прослушка телефонных разговоров, в ходе испанского уголовного дела,  одним из реальных совладельцев ФЛК был криминальный авторитет Геннадий Петров, лидер ОПГ Петрова-Малышева (подробнее о деле Петрова — здесь). И именно он, по версии следствия, обанкротил верфи, оставив тысячи людей без работы. Банкротство двух немецких верфей стало результатом транзита средств Петрова через их счета — об этом The Insider рассказал прокурор Специальной прокуратуры по борьбе с коррупцией и оргпреступностью Испании Хосе Гринда.

«У нас есть запись разговоров Петрова с рядом лиц, из которых следует, что Петров был фактическим владельцем значительной части акций ФЛК. В частности, был сговор между Петровым и директором Финансовой лизинговой компании Наилем Малютиным. Они сделали две вещи: получили прибыль, спекулируя на акциях, а затем вывели ее, переведя деньги ФЛК в люксембургскую компанию, что привело к банкротству верфей».

В январе 2011 года представители испанской и российской прокуратур направились в прокуратуру Мекленбурга-Передней Померании в Шверине. Испанская прокуратура предоставила записи телефонных разговоров Петрова немецким коллегам, считая, что речь идет об отмывании денег через счета верфей.

Однако в итоге немцы не стали заводить уголовное дело. Почему — можно только предполагать. Возможно, они рассчитывали на то, что Виталий Юсуфов спасет предприятие, а новый скандал только ухудшит положение. Тем более что уволенные с верфей сотрудники, которым немецкие власти ранее давали гарантии сохранения работы, не прекращали акций протеста. Представитель пресс-службы прокуратуры Шверина Клаудиа Ланге сообщила газете «Франкфуртер Рундшау», что проверка по результатам встречи с Гриндой была проведена, «факты не подтвердились».

Проверка прокуратуры шла с 2011 года и была закончена в октябре 2012-го. Между тем, в середине сентября 2012 года это ведомство лично посетил генеральный директор ФЛК Наиль Малютин. Он сам обратился в прокуратуру Шверина тремя месяцами ранее (подтверждающие это документы Малютин предоставил The Insider), утверждая, что деньги из Финансовой лизинговой компании  через счета верфей отмывались без его ведома, в частности его заместителем Виктором Драчевым, у которого было право подписывать документы ФЛК. Вскоре в отношении Малютина в России уже было заведено уголовное дело – его, как и Бурлакова, подозревали в хищении средств у ФЛК, часть из которых (а именно 253 миллиона рублей) была использована на покупку верфей.

Россия направила запрос на экстрадицию в Австрию, где жил Малютин. Экстрадиция была осуществлена в начале 2017 года после нескольких обжалований. Австрийским властям пришлось детально разбираться с обвинениями, предъявленными Малютину российской стороной — в частности, среди них значилось отмывание денег, выведенных из ФЛК, в Испании, где Малютин купил виллу в Пальма-де-Майорка.

По версии Малютина, это средства, не имеющие отношения к ФЛК, взятые в долг у Аслана Гагиева, которого Малютин знал как «Сергея Морозова». В настоящее время Россия добивается экстрадиции Гагиева из Австрии, которого российское следствие считает теневым совладельцем ФЛК (и, как говорилось выше, лидером одной из наиболее заметных ОПГ последнего времени). У Гагиева было два паспорта, один из них — на имя Сергея Морозова. Сам Гагиев дал интервью австрийскому изданию Kurier,  в которой объяснил ситуацию так: «в 2009 году немецкие верфи, принадлежавшие мне на 25%, обанкротились, и против меня и моих обоих партнеров в России завели уголовные дела, одного убили, а я, осознав серьезность проблем, скрылся в Австрии»

В Австрии Гагиев заявил, что платил за крышевание своего бизнеса главе Следственного комитета через его заместителя

В августе 2015 года австрийский адвокат Гагиева-Морозова Николаус Раст направил письмо в департамент юстиции США. Его содержание не раскрывается, но одновременно с этим Гагиев направил письмо заместителю генерального прокурора Украины Давиду Сакварелидзе, в котором уверял, что готов «дать показания в рамках хищения Игорем Юсуфовым акций завода „Океан“ , фактов отмывания денег в том числе сотрудниками Генеральной прокуратуры РФ, сотрудниками спецслужб ФСБ». На слушаниях по экстрадиции в Австрии Гагиев заявил, что платил за крышевание своего бизнеса главе Следственного комитета через его заместителя, и проблемы у него начались из-за того, что «его генерал» якобы мог получить взятку, но не передать ее по инстации. Так или иначе, Гагиева пока не выдали в Россию.


Из показаний Аслана Гагиева на слушаниях в Австрии:

A: Весь бизнес в России выстроен таким образом, что нельзя вести дела, не давая денег тем, кто у власти. Есть определенные суммы, назначенные для каждого уровня бизнеса. Я платил ежемесячно 1,2 миллиона евро из своего Общества в следственный комитет, Бастрыкину, и еще 1,2 миллиона евро я платил министру. Мы относились к Министерству промышленности. Таким образом, я должен был платить ежемесячно 2,4 миллиона евро. Не только я, но и мои партнеры, с которыми я вместе работал, должны были платить, но я отвечал за финансы, чтобы доставлять деньги по названным адресам.

Адвокат: В чем заключается проблема?

A: Была неожиданная встреча с заместителем этого Бастрыкина, он был руководителем одного из управлений. Все было в порядке. Я отдал ему деньги за то, что у меня есть бизнес. Он спросил меня, как у меня дела, и я ответил, что у меня все хорошо. Тогда он спросил меня, как продвигается бизнес, и я ответил: «Лучше, чем раньше». С этих пор у меня начались проблемы.

Адвокат: Почему?

A: Я не знаю. Или мой партнер не передал деньги Бастрыкину, или генерал не передал деньги Бастрыкину.


Поскольку в Германии отказались возбуждать уголовное дело о связях Петрова и Малютина, из окончательного обвинения, выдвинутого испанской прокуратурой фигурантам дела об отмывании «русских денег», эпизод cо счетами немецких верфей исчез. Но он остался в перечне доказательств на странице 920 обвинительного заключения (имеется в распоряжении The Insider), переданного в суд прокурорами Хосе Гринда и Хуаном Каррау в октябре 2015 года.

Юсуфов говорил, что действует в интересах и по поручению Дмитрия Медведева

Через свою супругу Наталью Сытник Наиль Малютин передал The Insider следующее: «Верфи в 2008 году были приобретены за 248,9 миллионов евро российскими инвесторами, которых представлял Бурлаков. Владельцем стала люксембургская компания FLC West, ее гендиректором был Бурлаков. 74% FLC West принадлежало компании Templestowe (Юсуфовы) с Британских Виргинских островов, 24% — кипрской Blackstead. Blackstead принадлежала Бурлакову. 200 миллионов евро дала Templestowe; еще 50 миллионов евро предоставила Blackstead, причем она взяла заем — почти в 40 миллионов евро — у ФЛК. Игорь Юсуфов говорил, что действует в интересах и по поручению Дмитрия Медведева. Деньги были выведены Бурлаковым и Ко через подставные фирмы, в том числе на Британских Виргинских островах. В числе конечных бенефициаров значились И. Юсуфов и Д. Медведев».

Любопытно, что в 2011 году экс-владелец «Банка Москвы» Андрей Бородин очень похожими словами описывал свои переговоры с Юсуфовым:

Но если проанализировать все, что происходило с Банком Москвы с сентября прошлого года, то понятно, что за всей этой историей стояло политическое решение – взять банк под контроль. А выполняли это решение предправления ВТБ Андрей Костин и Игорь Юсуфов, близкий к верхам. Юсуфов прямым текстом мне сказал, что действует в интересах и по поручению президента Дмитрия Медведева, который и принял решение о получении государством контроля над Банком Москвы. 

В обоих случаях Юсуфов использует одну и ту же формулировку — «в интересах и по поручению Медведева». Возможно, это было одно и то же поручение, так как для покупки акций «Банка Москвы» Юсуфов взял кредит под залог как раз вышеупомянутых верфей.

В гостях у Петрова

Переговоры о покупке верфей проходили на Майорке, дома у Геннадия Петрова

Наиль Малютин заявил The Insider, что «Петров к покупке верфей не имел отношения», также он отрицал близкое знакомство с «авторитетом».  Но у адвоката Анны Эткиной Владислава Ткаченко совсем иная версия событий: «Переговоры о покупке верфей проходили на Майорке, дома у Геннадия Петрова: на них присутствовали Бурлаков, Малютин, сам Петров», — заявил он The Insider. Как выяснил The Insider, в обвинении Малютину, выдвинутом российскими правоохранительными органами, указан адрес виллы, купленной Малютиным на деньги Сергея Морозова (Аслана Гагиева), выведенные из ФЛК: Sollieric, 13, Palma de la Mallorca. Вилла Петрова находится в районе Калвиа (Calvia) Пальма де Майорки. Между этими домами примерно 20 минут езды на машине.

Арест Геннадия Петрова

Арест Геннадия Петрова

По словам Ткаченко, «Малютин, работавший под началом Германа Грефа в мэрии Петербурга, приводил Грефа к Петрову». The Insider не удалось обнаружить упоминаний о работе Малютина в официальных распоряжениях мэрии 90-х. Но, по сведениям бизнесмена из Петербурга Михаила Мокроусова, который в 1990-е руководил компанией «Гефест» и с которым связался The Insider, Малютин действительно работал в КУГИ Адмиралтейского района Санкт-Петербурга еще до назначения Грефа начальником КУГИ города. В 2002 году Малютин регистрировал автомобиль на свой петербургский адрес на Ботанической улице, а затем переехал в Москву.

В испанском деле содержалось следующее упоминание (также затем исчезнувшее из обвинительного заключения): «1 ноября 2007 года Петрову звонит Наиль Малютин, тогда директор „Финансовой лизинговой компании“ (ФЛК). Наиль рассказывает, что Греф, друг Петрова, пригласил его на банкет 12 ноября по поводу 160-летия Сбербанка».

«Малютин рассказывает, что Греф, друг Петрова, пригласил его на банкет»

«Малютин рассказывает, что Греф, друг Петрова, пригласил его на банкет»

Также Малютин в этом разговоре с Петровым упоминает некий «проект резолюции по этим проблемам», который был «утвержден Сергеем Борисовичем». По одной из версий, речь идет о Сергее Иванове.

Выборгская сторона. Интерес Путина

Свой интерес в немецких верфях может иметь и лично Владимир Путин — 25% акций Выборского судостроительного завода принадлежали швейцарскому АО «Лирус менеджмент АГ». В 2012 году бывший совладелец Выборгского завода Сергей Колесников заявил, что собственником этого АО является Владимир Путин через «акции на предъявителя». (По его же данным, именно из этих средств строился и дворец Путина под Геленджиком).  А если учесть долю ближайших соратников Путина (Шамалова-старшего, отца и сына Гореловых и самого Колесникова), то вместе они контролировали больше 50% акций завода.

Вместе с ближайшим окружением Путина совладельцами завода были также представители Ильи Трабера (фигуранта испанского дела о «русской мафии») Наталья Беликова, Александр Уланов и Александр Петров. В июле 2008 они сократили свои доли, но остаются совладельцами завода.

Как стало известно The Insider, в 2009 году Выборгский завод и Wadan Yards планировали создать «российско-европейский судостроительный холдинг RESH»  — совместное предприятие, в котором New Wadan действовал бы в качестве управляющей компании для RESH (презентация проекта есть в распоряжении редакции).

Переговоры о сотрудничестве Nordic Yards с выборгскими судостроителями вели Бурлдаков и Виталий Юсуфов. «Если объяснять на пальцах, Выборг должен был выигрывать тендеры, а немецкие и украинские верфи — строить судно и отправлять его в Россию, где в Выборге по немецким технологиям делали бы ёмкости для сжиженного газа и прикручивали бы табличку «Сделано в России», — поясняла Forbes Анна Эткина.

Мы были в курсе, что Владимир Владимирович участвует

А вот что рассказал The Insider адвокат Эткиной Владислав Ткаченко: «Мы были в курсе, что Владимир Владимирович участвует, об этом говорил Сергей Колесников, с которым мы общались по поводу проекта, и еще во всех этих сделках с Выборгским заводом участвовал личный массажист Путина Константин Голощапов, входящий в группу верующих товарищей, которые ездили на Валаам. Юсуфов говорил Бурлакову и Эткиной, что управляет деньгами Медведева. Он говорил это всюду, в том числе и немецким властям. Конечно, он не мог это сказать напрямую Меркель, но у него был даже официальный лоббист верфей в Германии, получавший зарплату, и так это могло дойти до Меркель. Наиль Малютин представлял свои интересы и частично интересы Сергея Иванова. А Колесников и Голощапов, также выступавший на переговорах от Выборгского завода, представляли интересы Путина».

По его словам, смысл проекта был в том, что «в Николаеве на заводе „Океан“ группы Wadan дешевая украинская сталь перерабатывалась и делался корпус, по завышенным ценам корабль бы закупали в Россию, и какая-то часть средств отмывалась и легализовывалась. Но в итоге все перессорились и вообще ничего не построили, и все свелось к банальному отмыванию денег».

Финал проекта

Сомнительные операции через счета верфей продолжились и в 2015 году, о чем в конце 2016 года сообщил немецкий журнал «Фокус» со ссылкой на информацию, переданную банком Hypovereinsbank (торговое название Unicredit) таможенной оперативно-розыскной службе Германии (это ведомство расследует контрабанду и отмывание денег). Причем после перевода заметки на русский язык она была удалена с сайта журнала, как и все ее переводы, и в настоящее время доступна только в pdf-версии выпуска «Фокуса» по подписке (в редакции причины исчезновения текста пояснить The Insider не смогли).

По данным «Фокуса», в июне 2015 года Hypovereinsbank сообщил следственным органам таможни о подозрительных денежных потоках через счета верфей Nordic Yards Виталия Юсуфова. В частности, 20 миллионов евро поступило на них от компании Prosal Investment Limited, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Цель перевода была указана как «возмещение долга». 17 июня эта же фирма перевела еще 8,5 миллионов евро.

Интересно, что в коммерческом реестре Люксембурга за 2012 год, с которым ознакомился корреспондент The Insider, указано, что Prosal Investment Limited представлена, в частности, Филиппом Майером (Philippe Meyer) из Швейцарии. Согласно коммерческому регистру Цуга, он же был членом совета директоров Nordic Yards. То есть «возмещением долга» могли заниматься одни и те же бенефициары (что означает отмывание денег), и потому банк пожаловался в следственные органы. При этом Филипп Майер, родившийся в 1946 году в Швейцарии, в 1996 уже был осужден за отмывание денег и приговорен к штрафу.

Однако в итоге планы «суперферфей» между Висмаром, Варнемюнде, Николаевым и Выборгом так и остались планами. В марте 2016 года Виталий Юсуфов продал немецкие верфи малайзийской Genting Group за 230,6 миллиона долларов, так и не обеспечив немецким рабочим обещанную манну российских заказов. Сейчас он – миноритарий «Кузбассразрезугля», контрольный пакет которого принадлежит другому фигуранту «испанского дела» Искандеру Махмудову и его партнеру Андрею Бокареву (подробнее о связях Махмудова и Бокарева с мафией The Insider уже писал).

А Игорь Юсуфов владеет фондом «Энергия», который занимается разработкой месторождений на Ямале через «ООО «Яргео», совместное предприятие Юсуфова и ОАО «Новатэк» (держатели акций — Геннадий Тимченко, Леонид Михельсон, Total). Юсуфов-старший также полон надежд и обещает «инвестировать в реальный сектор экономики России и стран Европы», как сообщается на сайте его фонда.

Важно. Рейтинг 0

0 комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Последние новости


Топ-новости:
ВАЖНО


Топ-блоги:
ВАЖНО


Интернет приемная