Свиньи на зоне

Источник: Радио Свобода

ИК-2 строгого режима находится на окраине Новосибирска. Контингент – рецидивисты, отбывающие вторые, третьи сроки. Вот уже много лет колония заключает миллионные контракты на поставку семенного картофеля, пшеницы, ячменя, удобрений и даже молодняка свиней. При этом на ее территории невозможно ни засевать поля, ни пасти стада – она расположена в черте города, а режим содержания заключенных не позволяет им работать за пределами зоны. В ИК-2 есть и участок колонии-поселения, закон разрешает его обитателям работать на стороне, однако лимит его наполнения 25 человек, которые никак не могли бы справиться с заявленными в контрактах объемами работ.

Как выяснили специалисты Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям "Русь сидящая", практически все тендеры проводились с единственным поставщиком. По словам координатора правозащитного направления фонда Алексея Федярова, другие фирмы возможно отсекались либо изначально заниженными ценами, либо техническим заданием, которое подгонялось под "своих" контрагентов. При этом большая часть компаний, с которыми заключала сельхозконтракты ИК-2, принадлежит или контролируется новосибирским бизнесменом Глебом Поповцевым. По совместительству Поповцев еще и депутат Законодательного собрания Новосибирской области от "Единой России", заместитель председателя Комитета по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям, член комиссии по взаимодействию с правоохранительными органами и противодействию коррупции.

Депутат Законодательного собрания Новосибирской области Глеб Поповцев

Депутат Законодательного собрания Новосибирской области Глеб Поповцев

Даже на бумаге хозяйственная деятельность колонии выглядит странно: при отсутствии собственных угодий и рабочих рук ИК-2 делегирует работу по выращиванию сельхозпродукции и свиней сторонним организациям, заключая с ними контракты на поставку семян, подготовку земли, обработку гербицидами, посев, внесение удобрений и сбор урожая. Контрагентов при этом много, они выполняют разные виды работ, но большинство из них так или иначе завязаны всё на того же Глеба Поповцева. Объемы собранных овощей и злаков, а также их дальнейшую судьбу выяснить невозможно. По словам Алексея Федярова, если партнеры колонии вообще занимаются сельским хозяйством, то часть продукции может и правда попадать в тюремную столовую, а излишки продаваться на сторону через те же юрлица. Однако информации о том, сколько свинины и овощей, выращенных на средства колонии, съели заключенные, в открытом доступе нет.

Посевная в Сибири закончилась в мае, так что фактическое выполнение работ данными юрлицами вызывает сомнения

Впрочем, вполне возможно, что поля засеваются только на бумаге и на сайте госзакупок. К примеру, в мае ИК-2 заключило два контракта с ЗАО СХП "Ярковское" на поставку семян пшеницы, ячменя, овса и овощей на общую сумму в 13 млн рублей, сроки исполнения – 31 мая и 16 июня. "Ярковское" при этом поставляет семена самой себе – в село Ярково в 35 км от Новосибирска – это село фигурирует практически во всех сельхозконтрактах ИК-2 в качестве адреса назначения. Засевать семена должно ООО "Сибирские овощи", с ними ИК-2 также подписала два контракта от 5 и 14 июня на общую сумму в 13,4 млн рублей. И "Сибирские овощи", и "Ярковское" принадлежат Глебу Поповскому. Всё бы ничего, вот только посевная в Сибири закончилась в мае, так что фактическое выполнение работ данными юрлицами вызывает сомнения.

Если друг оказался фермером

Начальник новосибирской ИК-2 Артем Евсеенко (справа)

Начальник новосибирской ИК-2 Артем Евсеенко (справа)

С июля 2016 года в должности начальника ИК-2 работает подполковник внутренней службы Артем Евсеенко. Именно его дружба с депутатом Поповцевым превращается в сотни миллионов рублей госконтрактов. Только в мае этого года компании Поповцева заключили с ИК-2 контрактов на 45,2 млн рублей, освоив большую часть из 54 млн рублей, потраченных колонией в мае на сельское хозяйство. Следы этого сотрудничества обнаруживаются в тендерной документации еще с 2011 года – Евсеенко тогда предположительно работал заместителем начальника ИК-2 и занимался закупками, так, к примеру, он выступает контактным лицом в тендере на сушку 3,5 млн тонн зерна на сумму 1,2 млн рублей. Поставщик – впоследствии ликвидированная компания Глеба Поповцева ООО СХП "Ярковское" (отличается от существующего по сей день ЗАО "СХП "Ярковское" только формой собственности).

ИК-2 подписала контрактов со структурами Поповцева более чем на 400 млн рублей

Не совсем ясно, что можно делать с таким большим количеством зерна на территории колонии, впрочем, подобные вопросы руководство ИК-2 явно не смущают: так, в июне этого года тот же Евсеенко заключил контракт на поставку 300 тонн ярового ячменя на сумму 2,3 млн рублей. Адрес поставки – Центр трудовой адаптации осужденных на территории колонии, срок поставки – 30 сентября, когда яровой ячмень сеять уже поздно.

Другой странный контракт – поставка порядка 600 голов молодняка свиней на сумму в 5,9 млн рублей, поросята должны были попасть не в свинарник на территории колонии, а на некий неустановленный объект по адресу: г. Новосибирск, поселок Пашино, 134 Военный городок, 15 площадка. Каких-либо договоров, где ИК-2 арендовала бы территорию по этому адресу, найти не удалось. Нет и договоров на разведение свиней и заготовку мяса в поселке Пашино, последний контракт на выращивание, откорм и забой 1375 голов свиней на сумму 5,2 млн рублей был заключен с компанией Глеба Поповцева ООО "Овощевод" в октябре 2013 года.

Ещё в 2011 году Артём Евсеенко заключал контракты на сушку миллионов тонн зерна

Ещё в 2011 году Артём Евсеенко заключал контракты на сушку миллионов тонн зерна

В 2012 году Евсеенко занял должность начальника колонии-поселения №22, а ИК-2 продолжила сотрудничать с компаниями Поповцева под руководством нового начальника, полковника внутренней службы Юрия Кузьмина (сегодня он руководит колонией общего режима ИК-3). Всего с 2011 года, когда появилась система госзакупок, ИК-2 подписала контрактов со структурами Поповцева более чем на 400 млн рублей.

Заключённые ИК-2 в актовом зале

Заключённые ИК-2 в актовом зале

В колонии-поселении №22 Артем Евсеенко также не забыл о Поповцеве и сельском хозяйстве. В 2012–2013 гг. в должности начальника КП-22 он заключил 13 контрактов с ООО "Овощевод" на сумму в 12,1 млн рублей и 21 контракт с ООО "СПХ "Ярковское" на сумму в 61,5 млн.

После того как Евсеенко вернулся в ИК-2, его бывшая колония контрактов с указанными фирмами не заключала, более того, обе они были ликвидированы. Впрочем, животноводством, судя по документам, КП-22 заниматься не перестала и в 2017 году приобрела дробленое зерно пшеницы и ячменя для свиней у… ИК-2, где теперь работает Евсеенко – по двум договорам на сумму в 387 тыс. рублей.

Концы в горы

Некоторые юридические лица создавались на год, а потом или замораживались, или ликвидировались. Так, ООО "Альтаир" было зарегистрировано Глебом Поповцевым в начале 2015 года, в том же году заключило с ИК-2 18 контрактов на сумму 46,2 млн рублей, а потом прекратило какую-либо деятельность. ООО "Овощевод" появилось в 2012 году, в 2013–2014 гг. заключило 59 госконтрактов на 106,5 млн рублей, а в 2015 году было переведено в Алтайский край, где и ликвидировано менее чем через полгода. Та же судьба постигла и ООО "Сельхозторг": компания была создана в 2015 году, в том же году заключила 11 контрактов с ИК-2 на 34,5 млн рублей, но уже в январе 2016 года была переведена по тому же адресу в Горно-Алтайске, что и "Овощевод", где и прекратила свое существование через восемь месяцев. Никакую хозяйственную деятельность "Овощевод" и "Сельхозторг" на Алтае не вели.

По словам Алексея Федярова, в другой регион фирмы обычно переводят для того, чтобы скрыть документацию по госконтрактам и их реализации, а также бухгалтерскую отчетность, страхуясь от проверок надзорных и правоохранительных органов. "Алтайский край вообще известен такой миграцией фирм-однодневок, которые используются для обналичивания денег", – поясняет Федяров, обращая внимание на тот факт, что, судя по бухгалтерской отчетности, у этих компаний даже не было материальной базы для выполнения обязательств по договорам.

Заключённые ИК-2 наблюдают за турниром по футболу

Заключённые ИК-2 наблюдают за турниром по футболу

Доступная бухгалтерская отчетность позволяет предположить, что упомянутые компании Поповцева практически не имеют других клиентов, кроме учреждений ГУФСИН, причем большая часть контрактов так или иначе связана с именем Артема Евсеенко. Так, в 2012 году ООО "СХП "Ярковское" заключило госконтрактов на сумму в 73,4 млн рублей, а выручка предприятия за тот же год составила 80,6 млн, причем себестоимость проданной продукции заявлена в 77,8 млн. В 2013 году та же ситуация: контракты с учреждениями ФСИН принесли "Ярковскому" 34,18 млн, рублей, а выручка предприятия за весь год составила 31,5 млн. При этом многие компании показывают большой уровень задолженности и маленькую прибыль, к примеру, то же ЗАО СХП "Ярковское" при внешнем долге в 103 млн рублей заработало за 2016 год чуть больше 7 млн. Алексей Федяров не исключает, что многие юрлица, с которыми заключает договора ИК-2, просто приобретают уже готовую продукцию оптом по бросовым ценам и передают ее в колонию, чтобы показать хоть какую-то видимость работы.

Спасение в овощах

Связаться с начальником ИК-2 Артемом Евсеенко Радио Свобода не удалось – на момент подготовки материала он находился в отпуске. Глеб Поповцев тоже не ответил на вопросы РС. Как сообщила его помощница Татьяна Назьмова, ее начальник уехал в командировку и был недоступен для комментариев. В интервью на сайте Заксобрания Новосибирской области Глеб Поповцев рассказал, что в агробизнес он пришел в 2008 году, когда ему "предложили приобрести контрольный пакет акций" сельхозпредприятия "Ярковское". В июле 2015 года он прошел в местный парламент по партийным спискам от "Единой России", даже не будучи членом партии. Депутатский мандат пришелся как нельзя кстати: в то же время Поповцев стал фигурантом скандала с выводом 7,2 млн рублей и возможным рейдерским захватом ЗАО фирма "ОСТ". Следователи отдела полиции №5 "Дзержинский" несколько раз выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела против Поповцева (есть в распоряжении редакции), они отменялись прокуратурой, но в действиях депутата состава преступления так и не нашли – в тюрьму на 5 лет отправилась главный бухгалтер "ОСТ" 60-летняя Надежда Легечева.

ИК-2 спасла Поповцева от реального тюремного срока

Интересно, что основное предприятие Поповцева, ЗАО СХП "Ярковское", в 2014 году находилось в стадии банкротства, причеём самым крупным кредитором был Россельхозбанк, выдавший "Ярковскому" кредит на 26 млн рублей. Участвовать в госзакупках компания на тот момент не могла, по долгам расплачиваться было нечем, но в дело вмешался поручитель – ООО "Овощевод", заключивший с ИК-2 контракты на 28,5 млн рублей и выплативший долги банку (некоторые контракты при этом подразумевали засев овощей в июле, засев и уборку картофеля в сентябре, что весьма проблематично, учитывая климатические условия Новосибирской области. – РС). Остальные кредиторы "Ярковского" получили лишь половину своих денег, сама компания снова начала выигрывать тендеры с ГУФСИН, а ООО "Овощевод" было ликвидировано в Алтайском крае. По мнению Алексея Федярова, ИК-2 тогда спасла Поповцева от реального тюремного срока: "Если бы в дело о банкротстве вошел Россельхозбанк, он бы назначил своего конкурсного управляющего, проверил бы, как расходовались выданные кредиты, написал бы заявление в МВД и СК, которые однозначно возбудили бы дело по 159-й статье (ст. 159 УК РФ, мошенничество. – РС)", – уверен Федяров.

Начальство в курсе

ГУФСИН стоит на шестом месте по объему бюджетного финансирования, в 2017 году на ведомство было выделено около 247 млрд рублей. Если разделить эти деньги на 523 тыс. человек, которые содержатся в местах лишения свободы, получается, что среднемесячные расходы составляют порядка 40 тыс. рублей на человека. "Заключенные этих денег не видят. "Русь сидящая" постоянно отправляет по колониям посылки с предметами первой необходимости: едой, чаем, одеждой, даже прокладками", – говорит Алексей Федяров.

Новосибирская колония – лишь один небольшой пример того, как расхищаются бюджетные средства, уверен другой правозащитник, основатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин. По его данным, все финансовые потоки ведомства контролируются двумя заместителями главы ФСИН Геннадия Корниенко – Олегом Коршуновым и Валерием Максименко.

Продукты для заключенных подорожали на 30–40%, иногда на 100%

– Есть три кита, на которых стоит коррупционная тюремная экономика: интернет-торговля, строительство и сельское хозяйство, – поясняет Осечкин. – Максименко отвечает за строительство, Коршунов за продовольствие. Торговля продуктами питания раньше осуществлялась независимыми предпринимателями, которые отчисляли часть заработка в бюджет. К примеру, бюджет Москвы получал до 100 млн рублей. Коршунов же перевел всю торговлю на ФГУПы, которые вдруг стали убыточными, а продукты для заключенных подорожали на 30–40%, иногда на 100%. То же самое с сельским хозяйством. Каждый год руководство ФСИН отчитывается о том, что производство в колониях приносит миллиарды рублей (50 млрд рублей в 2016 г. –​ РС). Но эта цифра завышена в 10 раз. По факту, если говорить о продуктах питания, они просто закупают их на стороне, проводят через свои фирмы и показывают, что произвели их в системе.

По словам Осечкина, сельскохозяйственные махинации в регионах – часть общей коррупционной системы ФСИН, в рамках которой руководство, с одной стороны, расхищает миллиарды рублей, а с другой – отчитывается об экономических успехах.

– Наивно думать, что начальник какой-то новосибирской колонии самостоятельно перевел на себя эти денежные потоки без ведома московского руководства, – говорит Осечкин. – Все подобные схемы проходят лично через Коршунова и Корниенко, который утверждает их со своими друзьями из спецслужб на Рублевке.

Важно. Рейтинг 0

0 комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Последние новости


Топ-новости:
ВАЖНО


Топ-блоги:
ВАЖНО


Интернет приемная